?

Log in

No account? Create an account
Белые карлики - //L
November 3rd, 2012
09:43 pm

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
Белые карлики
Оставлю-ка я это здесь.
http://www.scientific.ru/dforum/scilife/1351936108

Поговорила. Если кому-то интересно про настоящую науку, а не про возню вокруг бабла и мегагрантов.

Ч. был из очень хорошей семьи. Его отец работал в какой-то службе Британского правительства и инспектировал железные дороги. Дядя Ч. - Венката Раман - между прочим, получил в 1930 г. Нобелевскую премию по физике за работы по рассеянию света. Сами работы были сделаны года за два до этого, и Ч. в это время крутился у дяди в лаборатории.

Ч. закончил университет в Мадрасе. В первый год учебы в магистратуре (28-29 гг.) он прослушал курс по физике твёрдого тела "заезжего" лектора Зоммерфельда, и это изменило жизнь Ч. Уже в частных беседах З. рассказал Ч. об удивительной квантовой статистике Ферми-Дирака. Всё! Из этого родилась первая работа - что-то по комптоновскому рассеянию. Он её послал в MNRAS, заручившись рекомендацией Фаулера. Почему Фаулер? Случайно. Важно то, что Фаулер дал рекомендацию, и работа была напечатана. После этого Ч. изучает пионерскую работу Фаулера - 1926 года - по структуре БК, сделанную на основе новой квантовой статистики (у Фаулера БК даже не называются БК - он пишет звёзды типа компаньона Сириуса; напоминаю: тогда было известно всего три таких необычных звезды - Сириус B, 40 Эридана B и звезда ван Маанена).

Ч. на втором году магистратуры в Индии пишет работу по структуре звёзд из вырожденного электронного газа, продолжающую Фаулера, где учитывает релятивистские поправки к уравнению состояния. В 1930 он заканчивает университет и получает стипендию для продолжения учёбы. Ч. выбирает Кембридж и Фаулера. Он плывёт в Англию на корабле и, работая над теорией БК, делает удивительное открытие - БК не могут иметь массу выше критической. Результат записывает в ученической тетради. В конце лета 1930 года он в Англии с двумя готовыми работами, которые и вручает Фаулеру. Ч 20 лет.

Фаулеру нравится первая работа и не нравится вторая. Фаулер советует послать работу по предельной массе Милну. Ч. ждёт. Ни от одного, ни от другого - ни ответа, ни привета. Все жмутся, на ошибку указать не могут, но и принять это тоже не могут. Т.е. путь в MNRAS заказан. Самое забавное, что первую работу (сделанную в 29-м в Индии) публикуют в MNRAS в начале 31 года, и в ней содержится значение предельной массы, но в работе акцент сделан на другое. Она большая - там рассматриваются решения уравнения Лэна-Эмена в двух предельных случаях (нерелятивистское вырождение и релятивистское) и обсуждаются немного странные составные модели с однородным ядром и вырожденными оболочками. Видимо, однородное ядро и нравилось Фаулеру.

Ч. - оцените его нахальство! - посылает вторую работу в Astrophysical Journal! Оттуда приходит отрицательный отзыв, причём на ошибку указать не могут, просто пишут, что этого не может быть. Ч. закусывает удила и пишет редактору: либо ему указывают на конкретную ошибку, либо печатают работу. Работу печатают, и она выходит в середине 31-го года (хотя сделана в 30-м).

Продолжение этой линии истории, про которую почти никто не знает, такое. Когда в 1952 году Ч. становится реактором ApJ, первое, что он делает, поднимает архив и выуживает рецензию на свою статью, чтобы узнать имя рецензента. Эту часть истории Ч. рассказывал устно, но имя рецензента никому не называл. Но можно догадаться, что это не Фалер и не Милн, а Эддингтон. Почему Э., будет ясно из дальнейшего.

Возвращаемся к основной истории. С Фаулером отношения не складываются. Чуть-чуть складываются с Милном, хотя тот и слышать не хочет о предельной массе - что угодно, хоть ионизация звёздных атмосфер (есть совместная работа), только не предельная масса. Как будто бы намечаются отношения с Эддингтоном, но Ч. Вынужден на год уехать в Индию по семейным обстоятельствам. По возвращении он понимает, что отношения с коллегами в Кембридже у него не складываются, и он подумывает о том, чтобы уйти из астрофизики в теоретическую физику. Через Дирака он попадает в институт к Бору. Но там с ним случается конфуз. Работая над задачей Дирака (обобщение статистики Ферми-Дирака) он как будто бы делает ошибку, но при этом посылает статью в журнал с рекомендацией Бора и Розенфельда. Дирак отзывает статью, и Ч. возвращается в Кембридж в 1933 г.

Возвращение в Кембридж. Формально к Фаулеру, который отнёсся к получению степени Чанрасекаром совершенно так же формально. Ч. остаётся в Кембридже. Занимается чем угодно, но только не БК, ибо не находит поддержку. В 1934 г. Ч. едет в КрАО (в Крыму у него украли ботинки). Здесь он рассказывает о предельной массе Амбарцумяну, и тот даёт дельный совет. Мол, Вы вывели соотношение масса-радиус для полностью релятивистского газа. Есть соотношение масса-радиус для нерелятивистского газа. Два предельных случая. Возьмите честно уравнение состояния вырожденного газа без предельных случаев и рассмотрите, что получится.

Ч. возвращается в Кембридж и берётся за работу. Нужно взять полное уравнение состояния. Он его находит у Стоунера (как будто бы - рассказываю по памяти, и здесь чуть-чуть спотыкаюсь) и Френкеля (!) (в своей работе Ч. неявно - в примечании на Френкеля ссылается). Дальше нужно считать. Самое удивительное, что "железным Феликсом" его снабжает сам Эддингтон (про это тоже не прочитаете). Более того, Эддингтон живо интересуется работой. Работа закончена к концу 34-го года и послана в MNRAS . Вот здесь, во второй части (http://articles.adsabs.harvard.edu/cgi-bin/nph-iar...) удивительный рисунок 2 - зависимость масса-светимость для честного уравнения состояния.

В 35 году на заседании Королевского общества Ч. делает доклад по этой работе. Он не знает, что содокладчиком будет Эддингтон. Ч. своим докладом ставит ключевой вопрос звёздной эволюции: какова конечная судьба звёзд бОльших масс. Выступает Эддингтон и в грубых выражениях говорит 24-х летнему молодому человеку, что его теория чушь собачья, и природа устроена так, чтобы не допустить сингулярности. Более того, позже Эддингтон опубликует две совершенно бредовые работы, где будет доказывать, что переход от 5/3 к 4/3 никогда не происходит. Авториртет Эддингтона таков, что никто не решается выступить против. Ч. обращается к своим коллегам в Копенгагене, у которых когда-то был. Те говорят, что ошибку не видят, но открыто выступить тоже не решаются. Мой vis-avis говорит, что Ч. даже снова ездил в Копенгаген и встречался то ли с Дираком, то с Паули. Тот выслушал, ответил, мол, всё это интересно, но я спешу на бал к королеве.

Ч. понимает, что он не готов тратить всю свою жизнь на борьбу с мафией, и принимает два решения. Потрясающих. Во-первых, он уезжает в Америку - совершенно другое научное сообщество. Во-вторых, оставляет тему БК, но не совсем, а как бы её консервирует. Он пишет свою первую книгу (уже в Америке) - по строению звёзд. Одна глава про БК. Моему vis-avis Ч. говорил так, мол, он решил оставить борьбу и написать книгу. Когда уйдёт поколение его недоброжелателей, то его первую статью никто не вспомнит, но книгу прочитают новые люди и смогут непредвзято принять его результаты. Если посмотрите на цитируемость именно книги, а не первой статьи или двух статей 1934 года, то приятно удивитесь. Предсказание Ч. сбылось! Кстати, фамилия рецензента из ApJ, по-видимому, была Эддингтон.

Больше Ч. к проблеме БК не возвращался. Есть одно исключение. Очень интересное. Понятно, что нулевой радиус при конечной массе (то, что не мог принять Эддингтон) это абсурд. Этот абсурд был разрешён Самуил Аронычем Капланом, выпускником аспирантуры СПбГУ, сосланным за "плохое" поведение во Львов. До этого Каплан, ещё будучи аспирантом, в 1948 строит теорию остывания БК, теорию, которую на западе упорно назывют теорией Местела (тот сделал свою работу в 52-м). Во Львове Каплан в 58 году публикует знаменитую работу по БК, в которой учитывая эффекты ОТО, показывает, что схлопывания до нулевого радиуса и бесконечной плотности при предельной массе не происходит. И предельный размер самого массивного БК оказывается порядка тысячи километров. Эту работу Каплан опубликовал в Записках Львовского университета. Естественно, не зная об этом, Ч. 1964 (или 65 - надо уточнить) делает похожую работу. Это его последняя точка в истории с БК.

И в завершении побочная ветка последнего поворота сюжета про БК и ОТО. В начале 50-х во всех университетах США были прекращены лекции по ОТО. Ещё при живом Эйнштейне. Ч. возобновил чтение лекций у себя в Чикаго в начале 60-х. Вероятно, с этим и связан его интерес к БК и попытки учесть эффекты ОТО в структуре БК.

У меня всё.

(Leave a comment)

Powered by LiveJournal.com