?

Log in

No account? Create an account
Мой некрополь. Игорь Крутько. Михаил Анисимов. - //L
January 30th, 2016
02:12 pm

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
Мой некрополь. Игорь Крутько. Михаил Анисимов.
Задумался: я, подобно Эдуарду Лимонову, могу уже начинать писать свою собственную книгу мертвых :(
Из поколения постарше, с кем я достаточно тесно общался, многих нет, но о них я писать не вправе; из моего поколения, друзей, товарищей и хороших знакомых, к счастью, пока только двое ушедших: Игорь Крутько и Миша Анисимов (по крайней мере, к счастью, я более ни о ком не знаю). Попробую изложить хоть что-то об Игоре и Мише, то, что еще задержалось в моей голове и не смыто в Лету.
Про Игоря, моего ровесника, увы, почти ничего даже не в состоянии написать. Игорь нелепо и трагически погиб, когда нам, мне и ему было по 12 лет (вроде бы), и я очень мало помню из того времени (1973?). Игорь, как и я, жил в Донецке, в поселке Евдокиевка - поселение, как я понимаю, при шахте номер 17, в котором главным образом обитали работники шахты. От моего до его дома можно было дойти минут за десять неспешным шагом. Мы подружились не очень задолго до смерти Игоря, и я помню только, что нам было интересно играть и общаться; очень-очень смутно вспоминается, как мы с ним в школе обсуждаем что-то по поводу то ли уроков, то ли учительницы немецкого языка, и смеемся, в освещенном ярким солнцем коридоре. Его дом, вроде бы, был такой же как наш: одноэтажный, на две семьи, с участком, на котором, как и у нас, росли фруктовые деревья. В тот день я поехал с мамой, она должна была получить какое-то оборудование для шахты (мама была завскладом взрывчатых материалов), и поэтому не пошел играть к Игорю (дело, стало быть, было летом? так подсказывает рациональное мышление..). Когда же мы вернулись, то узнали, что Игорь полез на дерево в своем дворике (скорее всего, за каким-то фруктом, так что действительно, это было летом), сорвался, но не упал на землю, а зацепился воротом за сучок. Не смог высвободиться и удавился. Не помню, приходил ли я потом прощаться с мертвым товарищем, но помню, что испытывал чувство вины всякий раз, когда после этого встречался с его мамой (что уехал и не пришел к Игорю в тот день). Мама его, кажется, растила сына одна. Рассказывали еще тогда, что их соседка, недолюбливавшая Игоря (он ее дразнил, что ли) видела несчастный случай в окно, но не вышла и не оказала помощь.

Мишу Анисимова, собс-но, даже и товарищем можно назвать только с изрядной натяжкой: мы не были особенно близки, да и общались не так много. Но их семья жила по соседству с нашей, участки разделялись невысоким деревянным забором, через который склонялись ветки фруктовых деревьев, и в ту, и в ту сторону. Мишина семья состояла из Миши и его мамы; отец, собс-но, Анисимов, развелся с мамой во времена, которых я не помню. Миша, как и я, старшие классы окончил в школе-интернате 10, там был б.-м. приличный уровень преподавания. Он был на год старше, и там мы совершенно не общались. Зато в школе, в спортзале я имел возможность убедиться, что Миша был совершенно неспортивен, даже более неспортивен, чем я тогда: хотя и ростом выше среднего, он был рыхлым и неловким, не мог даже вести по правилам мяч в баскетболе, норовя схватить его двумя руками.
Но до того (когда еще не перешли в 10 школу), помню, одно время я захаживал в их двор. Там мы собирались компанией, где кроме Миши и впс были еще два брата-близнеца, ни имен, ничего другого о них не помню (Крыловы, что ли?). Так вот, именно тогда Миша проявил свое главное качество. Миша был прирожденным писателем. Нам троим он рассказывал истории, какую-то чепуху про боевые действия его (приехавшего в некий населенный пункт) против местных (мальчишек), с использованием чуть ли не огнестрельного оружия. Помнится, действие историй происходило в городе Геленджике, и фактической основой было то, что Миша с мамой там бывал. Причем то, что чепуха,
кажется, мне было ясно уже и тогда, но как же занимательно это было! Мы слушали просто открыв рот. Тогда же я понял, что такое талант писателя, и что этот талант или есть, или нет, это врожденное. Миша явно импровизировал, сочиняя свои небылицы просто на лету. К сожалению, общались мы тогда совсем недолго, одно только лето, что ли. Кстати, задумало: я тогда учился в школе 118, на улице Светлого Пути, а вот где учился Миша? В 118-й школе я его не помню, там мы никогда не персекались, а где же тогда?
Если бы Миша развил бы свой талант, не сомневаюсь, сейчас о нем знали бы все. Но увы, судьба распорядилась совсем иначе. Закончив (10-ю) школу на год раньше меня, Миша не особенно размышлял над вопросам, что делать дальше, и просто поступил в Донецкий политех. После поступления, на радостях, получив возможность покататься на папиной машине, но совершенно не умея водить, Миша устроил ДТП: сбил кого-то насмерть, и над ним нависла угроза провести несколько лет за решеткой. Мама его, однако же, не сдалась, и, используя свои знакомства (она была довольно высокого уровня начальником в управлении той самой шахты 17), добилась, что Миша попал не за решетку, а в психиатрическую больницу. Вышел из этой больницы Миша не скоро, и, похоже, уже и в самом деле психически не здоровым. Он после этого "лечения" вообще не стал заниматься своей судьбой. Работал, где придется, на низкооплачиваемых, низкоквалифицированных местах, типа сторожа. Временами на некоторое время снова ложился в психбольницу. Пил, стилем жизни и поведением напоминая бомжа то ли поселкового сумасшедшего (мог ни с того, ни с его выбежать посредине дороги и громко проорать матерную фразу). Семьи, кроме мамы, у него не было. Однажды его нашли на мосту с проломленным черепом, виновников не привлекли, видимо, и не искали..

(Leave a comment)

Powered by LiveJournal.com